Трудности школьного обучения

И клиницисты, и психологи, и педагоги, и родители отмечают значительный рост в современной детской популяции целого ряда феноменов:

  • обилие сосудистых и мышечных дистоний, остеопатий , гипер- или гипотонуса;
  • резкое возрастание патологической леворукости и снижение порогов возбудимости мозга (поэтому дети не говорят, а орут, а музыку слушают на немыслимой для обычного уха громкости);
  • поголовно встречается гипертензионный синдром и вегетососудистая дистония;
  • часты гиперактивность и дефицит внимания;
  • речевые задержки и расстройства;
  • недостаточность памяти, пространственных представлений, катастрофическая недостаточность произвольной саморегуляции;
  • снижение имунных механизмов; десинхронии и дизритмии развития.

В целом это дает эмоционально-личностную и когнитивную неготовность к обучению и адекватному взаимодействию с окружающими.

Массовость перечисленных феноменов, их повсеместная распространенность привела к тому, что, с одной стороны, они перестают «замечаться» специалистами. Например, педиатр может долгое время не придавать значения жалобам родителей на отсутствие речи у ребенка, либо списывать это за счет двуязычия. В то же время появилось огромное количество узкоспециализированных приватных бизнес-предложений по коррекции и устранению проблем. Опыт общения с родителями постоянно пополняет нашу копилку «оригинальных» методов: от чудесных аппаратов, стимулирующих мозг, до «уникальной» бразильской методики лечения аутизма.

Проблема в том, что специалисты-практики разного профиля, занимающиеся проблемным детством (а сегодня это, по данным из разных источников, до 60-70% детской популяции!), во-первых, неспособны к диалогу и, во-вторых, не опираются на результаты фундаментальных исследований, которые накопила современная наука. А они есть, и весьма впечатляющие.

Результат:

Наука существует сама по себе, а наши дети и их родители пытаются справиться со своими проблемами самостоятельно или с «помощью» специалистов с сомнительной квалификацией.

Пример из нашей практики:

Г. Мюнстер, Германия

Жалобы на отсутствие речи у ребенка педиатр игнорировал несколько лет, а к трем годам сразу навесил ярлык, и ребенка зачислили в специализированный садик. Надежды родителей на то, что ребенку будет автоматически оказываться максимально возможная помощь, и здесь не оправдались. Дальнейшие поиски привели в психологический центр, но, как выяснилось, здесь будут работать преимущественно с самими родителями, приучая их спокойно воспринимать проблему ребенка. В итоге мама взялась заниматься с ребенком самостоятельно, и уже первые два месяца дали положительные результаты. А желание мамы придать своим занятиям более точный и профессиональный характер привело ее к нам. После лечебно-диагностического недельного курса в Баден-Бадене были выявлены ключевые проблемы ребенка и с ним будут работать во взаимосвязи психолог, логопед-нейропихолог и остеопат. А мама сможет заочно получать все необходимые консультации.

Но вернемся к проблемам школьного обучения. Что к ним можно отнести? Приведем некоторые примеры, видимые «невооруженным» глазом.

  • Импульсивность, неусидчивость,
  • высокая отвлекаемость, быстрая утомляемость (только в учебе!),
  • слабая концентрация,
  • зеркальное написание букв, цифр,
  • непонимание логики арифметических действий, задач.

Почему родители не могут их предвидеть? Почему внешне благополучный ребенок «вдруг» оказывается неспособным к усидчивой и эффективной учебе?

Вначале нужно сказать, что «вдруг» ничего не бывает, и возникшие трудности специалист-нейропсихолог увидел бы задолго до школьного обучения. А значит все можно было бы предупредить. Но кто подскажет семье этот путь? А вот тут огромный пробел. И даже предшкольное официальное тестирование, которое проводится часто формально (в силу своей массовости) и с нарушением правил проведения этой процедуры, может лишь весьма поверхностно указать на проблемы. Максимум, что могут услышать родители о ребенке после такого обследования, это о недостатках моторики, речи, поведения, концентрации. Об этом, как правило, они и сами догадываются. О слабой же саморегуляции и несформированности фонематического слуха, о малом объеме слухо-речевой памяти, незавершенной латерализации и других, очень распространенных факторах глубокого нейропсихологического обследованиясказано не будет ничего. Потому что это уже совсем другой уровень обследования. Но именно оно не только точно укажет на «слабое звено» в мозговой деятельности, но и выведет точно на путь результативной коррекции.

В Институте Доктора Агеевой в г. Дортмунд (Германия) этот путь доступен каждому. При малейших сомнениях родители могут обратиться к психологу (Любовь Еске) или нейропсихологу-логопеду доктору Агеевой и пройти обследование.

Если сомнения подтвердятся, то ребенок может дополнительно посещать особые групповые занятия по логике (это название более понятно для родителей), которые проводят эти же специалисты. По сути здесь глубоко прорабатываются все стороны интеллектуального развития ребенка, формируется устойчивая готовность к успешному школьному обучению.

В рамках объединения „Cerebrum-fit“ такие занятия проводятся (как регулярно, так и курсами) в Баден-Бадене (от 2 до 6 детей в группе), где обучение при необходимости может сочетаться с остеопатической коррекцией. А для родителей проводятся консультации на различные актуальные темы домашнего обучения.

Особенности этих занятий – серьезный нейропсихологический фундамент, индивидуализация обучения. А для ребенка- это увлекательная и умная игра.

Если ребенок уже учится в школе и семья столкнулась с учебными трудностями, то все занятия проводятся только индивидуально и на базе школьных предметов (чтение по-русски и по-немецки, математика), чтобы максимально быстро устранить причины проблем.

При этом сами занятия непродолжительны – от 30 до 45 минут. Специалист не занимается «всем понемногу», а точно определяет первостепенные задачи и идет к их решению кратчайшим путем. Только в этом случае мы получаем именно то, что хотим.

Александр Блок еще задолго до рождения нейропсихологии и системного подхода удивительно точно изобразил эту фабулу:

«Все, что человек хочет, непременно сбудется. А если не сбудется, то и желания не было, а если сбудется не то – разочарование только кажущееся: сбылось именно то.»

Результат наших занятий – реализация родительских запросов, а именно — высокий уровень готовности детей к школьному обучению, серьезный и глубокий интерес к учебной деятельности, сформированность всех ее компонентов.

Выпускники этих групп в будущем всегда успешно и с удовольствием учатся в школе повышенного типа-гимназиях, легко овладевают несколькими языками и на «ты» с математикой.